Вы здесь

Импортозамещение в электросетевом комплексе в эпоху цифровой трансформации. Круглый стол

Опубликовано ср, 11/25/2020 - 16:54 пользователем Игнатов Дмитрий

Сегодня мы обсуждаем такую важную и актуальную тему, как Импортозамещение в электросетевом комплексе в эпоху цифровой трансформации. Сейчас без цифровой трансформации никуда. Отрасль активно движется в этом направлении и, естественно, встает вопрос: а есть ли надежные и недорогие отечественные решения? Вот об этом и о том, как в целом проходит процесс цифровой трансформации в России, мы и поговорили с нашими экспертами.

На наши вопросы отвечали:

Ярослав Иванов, Управляющий ГК КЭАЗ

Сергей Егоров, технический директор АО ГК «Системы и Технологии»

Илья Фролов, Генеральный директор компании «СКС» ( «Системы конструкторской сборки» ).

Алексей Камынин – директор ООО «Челябинский завод электрооборудования»

Как, на ваш взгляд, в целом сегод­ ня проходит цифровая трансформа­ ция в электроэнергетике?

Ярослав Иванов: «Цифровая трансформация» уже стала «мемом», еще недавно таким словом было слово

«инновации», поэтому, если разбирать­ ся глубоко, стоит уточнить, о чем идет речь. Я буду говорить об использова­ нии функций получения данных о со­ стоянии, работоспособности, удален­ ного включения и отключения, учета в цифровом формате в электросетевом комплексе. И считаю, что в этом кон­ тексте «цифровая трансформация» в зонах ответственности ФСК и Россетей идет уже не один год, и даже не пять.

Задача эта сложная и многогранная. Вопрос касается глубины проникнове­ ния и интеграции всех данных в разные информационные системы, использо­ вание этих данных при принятии тех или иных технических и оперативных решений, перевод многих действий в автоматический режим. Самые большие вызовы сейчас находятся в вопросах интеграции. Эти процессы начаты, но носят точечный, пилотный характер.

Думаю, что как только знания и техно­ логии достигнут критической массы, будет прорыв. Например, если говорить об управлении низковольтными комму­ тационными аппаратами, то удаленное управление, передача информации о состоянии автомата и т. д. всегда было возможно, только решения с незави­ симыми и сигнальными контактами, приводами включения и отключения стоили дороже и сигналы были аналого­выми. Теперь, по сути, все функции есть и в цифровом формате взаимодействия.

Сергей Егоров: На наш взгляд, цифровизация в электроэнергетике до недавнего момента проходила хороши­ ми темпами (года до 2016–2017). Затем темп и результативность уменьшились.

Причин снижения темпа несколько: в первую очередь это снижение кон­ троля за процессом со стороны госу­ дарства или профильных министерств, ведомств, а во вторую – высокий рост курса доллара и применяемые к нам санкции. Однако со времени выхо­

да Концепции «Цифровая трансфор­ мация – 2030» (М., 2018) происходит существенное изменение, связанное с развитием аппаратных и программных средств систем управления для приме­ нения на электрических подстанциях и в электрических сетях:

  • появились высоковольтные цифро­ вые трансформаторы тока и напряже­ ния;
  • разрабатывается первичное и вторич­ ное оборудование со встроенными коммуникационными  портами;
  • принят международный стандарт МЭК­61850, регламентирующий представление данных о ПС как объ­ екте автоматизации;
  • создаются протоколы цифрового обмена данными между микропро­ цессорными  интеллектуальными электронными устройствами (IED) ПС, включая устройства контроля и управления, релейной защиты и автоматики (РЗА), противоаварий­ной автоматики (ПА), телемеханики, счетчики электроэнергии и т. д.

Все это создает хорошие предпосыл­ ки для построения подстанций ново­го поколения (цифровых подстанций (ЦПС), в которых все потоки инфор­ мации для реализации задач анали­ за, диагностирования, мониторинга и управления осуществляются в цифро­ вой форме.

Илья Фролов: Согласно многим источникам, степень цифровизации российской энергетики в 2020 году до­ стигла мирового уровня. Раньше все данные собирались вручную, а сегод­ ня есть подстанции, где до 80 процен­ тов информации обрабатывается в автоматическом режиме. Цифровиза­ ция российской энергетики находится практически на том же уровне, что и у крупнейших энергетических дер­ жав мира. В первую очередь цифровые решения направлены на цифровиза­ цию производственных технологиче­ ских процессов. Например, цифровая подстанция, цифровой РЭС, основные задачи – повышение управляемости и наблюдаемости электросетей. Соглас­ но общим представлениям, следующим шагом цифровизации будет роботиза­ ция, затем должны появиться циф­ ровые платформы, где будут сосуще­ ствовать потребители, производители оборудования и сетевые компании.

Например, летающие аппараты будут выполнять обследования внутри обору­ дования, зданий и сооружений, в гене­ рации это могут быть дымовые трубы.

Немного цифр. В результате реали­ зации проекта «умные» счетчики позво­ лили снизить потери электроэнергии на 37%, время обнаружения участка, где произошла авария, и время ее ликвида­ ции сократилось в пять раз. В Тульской области «Тулэнерго», филиал ПАО

«МРСК Центра и Приволжья», устано­ вило более 32 тыс. интеллектуальных приборов учета электроэнергии у физи­ ческих и юридических лиц. По итогам 2017 года потери электроэнергии со­ кратились на 23,7 млн кВт*ч. Внедре­ ние «умного учета» позволило снизить потери, связанные с недостоверным учетом отпущенной электроэнергии, неисправной работой счетчиков, и пред­ упредить хищение электроэнергии.

С 2013 года в Уфе внедрением ин­ теллектуальных сетей занимаются ком­ пания «Сименс» и АО «БЭСК». Пла­ нируется, что в результате реализации проекта электросетевой комплекс горо­ да полностью перейдет на интеллекту­ альное управление. В 2014 году потери электроэнергии сократились на 16– 17%, по оценке компаний, к 2020 году потери уменьшатся в два раза по срав­ нению с существующими. В 2016 году элементы «умных сетей» стали вне­ дряться в Казани, Набережных Челнах и Нижнекамске. Результаты внедрения интеллектуальных технологий таковы: среднее время перерывов электроснаб­ жения в распределительных сетях, ос­ нащенных системами секционирования, уменьшилось на 32%, средняя частота отключений – на 37%. Эти показатели надежности достоверно сопоставимы с результатами деятельности восточ­ ноевропейских электросетевых орга­низаций. Наблюдается положительная динамика: с 2016 года продолжитель­ ность отключений снижена с 206 до 118 минут на одного потребителя, а количе­ ство отключений в год – с четырех до двух.

Однако в рамках цифровой транс­ формации возникают новые проблемы, в основном они связаны с безопасно­ стью. Например, согласно опубликован­ ным данным, «Россети» подвергаются 30 тысячам атак в день, 9 миллионов попыток в год. Это попытки войти в корпоративный периметр компании, технологические системы управления через электронную почту, мобильные сервисы и т. д. Два миллиарда рублей в год – затраты компании на мероприя­ тия по кибербезопасности. Такая ситуа­ ция требует развития законодательной базы для улучшения кибербезопасности объектов критической важности.

Поэтому энергетическим компа­ ниям следует переходить на новые стандарты безопасности: применять защищенные протоколы, цифровые сер­ тификаты и подписи, внедрять системы контроля доступа и защищенные про­ токолы аутентификации для обеспече­ ния безопасности беспроводных сетей, должны применяться криптография и шифрование при работе с облачными хранилищами.

Алексей Камынин: Процесс циф­ ровой трансформации в нашей стране проходит довольно медленно по при­ чине того, что нет в отрасли единого понимания, что это такое и какие про­ дукты можно назвать «цифровыми». Все понимают этот термин по­своему и предлагают рынку совершенно разный набор опций. Такая неразбериха длится уже не первый год, но я думаю, что со временем мы преодолеем этот барьер. Как только сформируются единые тре­ бования и параметры, процесс значи­ тельно ускорится.

 

Какие выгоды принесет отрасли цифровая трансформация?

Ярослав Иванов: Выгоды очевид­ ны – прозрачность, оперативность, возможность точного и удаленного управления. Но и предстоит решить много вопросов с точки зрения эффек­ тивности. Капитальные и прочие затра­ ты велики, а снижения операционных издержек, а следовательно, прямой оку­ паемости эксперты не видят. Вот при­ мер – выбор простого или цифрового, «умного» автоматического выключения для заказчика. Когда решение принима­ ет представитель Газпрома для газопе­ рекачивающей станции, которая работа­ ет без обслуживания персоналом. Тогда очевидно, что нужен цифровой аппарат с возможностью удаленного управле­ ния. Так как обслуживающий персонал на станцию будет лететь на вертолете, а это небыстро и недешево. А вот для КТП небольшого цеха по переработке древесины может и не иметь «умных» автоматов, энергетик или начальник производства всегда может решить про­ блему в КТП, которая находится рядом с производством. Поэтому, по моему мнению, основой для принятия реше­ ний должна быть в первую очередь воз­ можность максимально эффективной модернизации «вдолгую». Это обеспе­ чит выгоды как производителям, кото­ рым необходимо разрабатывать и выво­ дить на рынок оптимальные решения, так и отрасли, представителям которой необходимо обеспечить «бесшовный» процесс.

Сергей Егоров: Скорее всего, друго­ го выхода у электроэнергетики нет – на местах отсутствует сейчас (и будет его нехватка в ближайшие годы) необходи­ мое количество квалифицированного линейного персонала, которого было в достатке 20 и более лет назад. При этом цифровая трансформация позволит от­ расли поддерживать электросетевой комплекс в работоспособном состоя­ нии, а время требует надежности и ка­ чества электроснабжения. Также появ­ляется возможность на базе цифровых технологий:

  • внедрять интеллектуальные системы управления, а ее компаниям перейти на рискориентированное управление за счет сбора, обработки и анализа больших данных;
  • развивать рынок услуг хранения электроэнергии и сетевого резерва;
  • сократить количество внезапных отказов основного электрооборудо­ вания и связанных с ними штрафов за недоотпуск электроэнергии и на­ рушений технологических циклов на предприятиях;
  • технологии «Интернет вещей» (циф­ ровые датчики, сенсоры, и средства коммуникации) как переход к переда­ че сигналов в цифровом виде на всех уровнях управления энергообъектов, и в первую очередь ПС;
  • повысить надежность функциониро­ вания релейной защиты за счет оп­ тических IGBT­модулей и уменьше­ ния времени выявления аварийного режима;
  • внедрить систему управления энер­ гопотреблением за счет реализации интеллектуального учета с его инте­ грацией в сеть на уровне конечных потребителей и трансформаторных подстанций;
  • выявлять очаги, определять размеры потерь и оптимизировать затраты на сбор информации с приборов учета за счет автоматизированного расчета балансов и внедрения программных комплексов, осуществляющих сбор, обработку и хранение информации по учету электроэнергии.

Кроме этого, цифровая трансфор­ мация может позволить существенно повысить энергобезопасность страны за счет применения распределенных генераций и наблюдаемости состояния любого энергообъекта в реальном мас­ штабе времени.

Алексей Камынин: Выгоды от цифровой трансформации в конечном итоге получат все участники рынка. Компании – производители электро­ оборудования, которые смогут разра­ ботать цифровые решения и продукты, отстроятся от конкурентов. Ведь при­ менение цифровых решений повысит качество управления энергосистема­ ми и позволит сократить затраты на их эксплуатацию и обслуживание, а также ликвидацию аварий. Это чрезвычайно выгодно как генерирующим и сбыто­ вым компаниям, так и промышленным предприятиям.

 

Как это отразится на рынке электротехники?
 
Ярослав Иванов: Цифровая транс­ формация – это процесс глубинных изменений. Интеграция происходит не только в энергосистему предприятия, но и в корпоративную стратегию. Фор­ мируется новая философия мышления. Каждая компания выбирает ключевые направления и ресурсы, которые готова подключить к реализации этой стра­ тегии, и исходя из этого определяет­ся оптимальная система реформации: полный переход на автоматизирован­ ные системы управления и контроля, частичный или «по необходимости». КЭАЗ, как многие производители, фор­ мирует новый подход к модернизации объектов энергоснабжения в рамках цифровой трансформации – не просто поставляет оборудование, а разраба­ тывает и реализует «умные» системы с учетом требований заказчика. Мы идем путем интеграции с нашими клиентами, которые стали теперь партнерами. Мы выпускаем, прежде всего, автоматику защиты, которая стоит в конечном про­ дукте – низковольтных комплектных устройствах. Поэтому сейчас движемся к тому, чтобы глубоко интегрироваться с производителями низковольтных ком­ плектных устройств и работать с ними как одно целое.
КЭАЗ находится на достаточно вы­ соком уровне использования цифровых технологий, которые применяются для управления и контроля собственной производственной цепочкой. Большин­ ство наших продуктов по своим техни­ ко­экономическим показателям соот­ ветствуют концепции «Индустрия 4.0», и наш ассортимент позволяет реализо­ вать разные стратегии цифровой транс­ формации. Мы своевременно выбрали для себя стратегию развития направле­ ния «автоматизация» и сейчас, полно­ стью управляя процессами разработки продуктов КЭАЗ, можем обеспечить безопасность как серийной продукции, так и кастомизированных решений.

Алексей Камынин: На рынке элек­ тротехники появятся новые виды обо­ рудования, новые игроки. Акцент пере­ местится с конструктива оборудования на программные решения. Программное обеспечение и сервисы будут осново­ полагающими факторами при выборе потребителем того или иного произво­ дителя.

 

Какие именно компании и подот­ расли это затронет прежде всего?
Сергей Егоров: Сегодня практиче­ ски все ведущие фирмы электроэнер­ гетической отрасли активно работают в направлении цифровизации. Рас­ ширяется количество теоретических и практических исследований. Появля­ ются новые международные стандар­ ты, образцы оборудования, опытные полигоны.
На наш взгляд, в первую очередь это затронет промышленность, которая занимается производством электрон­ ных компонентов; микропроцессорной техники; оборудования для цифровых ПС, ну и, конечно, разработчиков про­ граммного обеспечения, которое долж­ но полностью заменить импортные ана­ логи, используемые на энергообъектах, с целью обеспечения энергобезопасно­ сти отрасли. Насколько реально внедрить импор­ тозамещение в электросетевой ком­ плекс в эпоху цифровой трансформа­ции?
 
 Может ли российский производи­ тель высокотехнологичного оборудо­ вания успешно конкурировать с зару­ бежными компаниями?
 
Сергей Егоров: Вполне реально.
Но для этого необходимо от продуктов под вывеской «локализация производ­ ства» (обычной крупноузловой сборки) перейти на действительно импортозаме­ щение – полноценные предприятия пол­ ного цикла, что требует значительного использования кооперации, а также для чего должны быть возможности (эконо­ мические, логистические, технические и т. д.). К сожалению, реализации им­ портозамещения полного цикла за год­ два не решить, это долгосрочная пер­ спектива, которой нужно заниматься.
Но главное, ключевое требование для такого процесса – необходимость (возможность) замены зарубежного программного обеспечения на отече­ ственное без революционной ломки сложившейся системы – на фоне экс- плуатации  существующего  программ- ного обеспечения.
Для замены зарубежного программ­ ного обеспечения необходимо следовать следующим принципам.
Для разработки отечественных ана­ логов эксплуатируемых зарубежных программных систем должна быть ис­ пользована отечественная платформа, которая обеспечит быструю разработку и поддержание жизненного цикла про­ граммной системы.Для выбора платформы должны быть сформулированы требования к ней. Платформа должна быть в состоя­ нии подхватить накопленные в уже экс­ плуатируемых зарубежных программ­ ных системах базы данных, заменить существующие средства сбора, очистки и согласования исходных данных и дать конечному пользователю расширяемый арсенал средств предиктивной анали­ тики. Все это должно обеспечиваться на фоне эксплуатации существующих си­ стем – с целью постепенного перехода на отечественный софт.
Требования к платформе можно сформулировать так:
  •  программная платформа должна быть отечественной разработки;
  • программная платформа должна обе­ спечивать работу программного обе­ спечения в операционных системах типа Linux, Solaris;
  • платформа должна обеспечивать ра­ боту с любой реляционной СУБД;
  • платформа должна обеспечивать построение функциональных под­ систем в виде web­сервисов и web­ приложений;
  • платформа должна обеспечивать по­ строение аналитических моделей предметной области;
  • в состав платформы должен быть включен расширяемый набор средств интеллектуального анализа данных;
  • в составе платформы должны быть средства сбора, очистки, согласования данных;
  • платформа должна обеспечивать адаптивность системы к любым изме­ нениям в составе и форматах исход­ ных данных, в алгоритмах обработки, в структуре баз данных, в наборе ана­ литических средств конечного поль­ зователя.

Использование такого подхода и применение платформы с перечислен­ ными свойствами позволит организо­ вать поэтапный переход с зарубежного на отечественный софт, в том числе на фоне эксплуатации существующего программного обеспечения.

Илья Фролов: Проблема импорто­ замещения сложна, имеет много особен­ ностей, связанных с условиями произ­ водства в разных отраслях, наличием научно­технических разработок и ин­ тенсивностью отношений с зарубежны­ ми поставщиками.

Главные меры, которые необхо­ димо принять для осуществления импортозамещения в энергетике, – унификация ввозимой зарубежной продукции и ее компонентов в целях освоения идентичного производства на территории РФ, оценка производ­ ственных возможностей заводов по выпуску аналогов импортной продук­ ции. Сигнализирование российско­ му потребителю о высоком качестве отечественной  продукции,  разработка российских и межгосударственных стандартов,  отражающих  требования к продукции, – это требования по экс­плуатации, надежности, сроку службы, маркировке, испытаниям, а не требо­ вания к элементам конструкции и от­ дельным материалам.

К сожалению, сегодня энергетиче­ ская отрасль по целому ряду направле­ ний находится в высокой зависимости от иностранных компаний. Еще одна из ключевых проблем в этой отрас­ли – взаимодействие компаний с по­ ставщиками и подрядчиками, здесь, как представляется, полезно пересмотреть российскую традицию проведения тен­ дерных закупок.

Однако есть и вдохновляющие при­ меры – доля применения отечествен­ ного оборудования в энергоснабже­ нии северной столицы достигла 90%. Госкорпорация «Росатом» разработала

Единую цифровую стратегию, что стало важнейшим шагом к ускорению цифро­ вой трансформации отрасли, обеспече­ нию импортозамещения и реализации национальной программы «Цифровая экономика РФ». Также следует отме­ тить программу модернизации систем учета энергии магистральных сетей Урала. Проект включает в себя 135 под­ станций напряжением 220–500 кВ. Су­ щественно, что в рамках этой програм­ мы используется только оборудование российского производства, соответ­ ствующее всем техническим требова­ ниям оптового рынка электроэнергии и мощности (ОРЭМ). Оно имеет повы­ шенный класс точности, что позволяет проводить измерения при низких на­ грузках с нормированной точностью.

Срок службы новых трансформаторов тока и напряжения составляет не менее 30 лет.

Алексей Камынин: Это абсолют­  но реально, более того, это уже проис­ ходит. Конечно, иностранные игроки мирового уровня достигли больших высот в разработке цифровых решений, хотя бы потому, что цифровой переход в энергетике они начали раньше. Но, бла­ годаря этому, у нас есть возможность изучить их опыт и ориентироваться на лучшие результаты для получения собственных решений. К примеру, у нас уже есть опыт реализации цифрового проекта для крупной металлургической компании, разработчиком программно­ го обеспечения для которого выступила российская компания.

 

Есть ли, на ваш взгляд, достойные внимания отечественные решения по цифровизации?

Сергей Егоров: Да, есть. Например:

  1. Реконструкция в ОАО «НТЦ электроэнергетики» подстанции 110/10 кВ в «Цифровую подстанцию» в со­ ставе:
  • оптических трансформаторов тока и напряжения;
  • станционной шины, шины процесса;
  • многофункциональных электронных приборов измерений и учета;
  • системы для отображения информа­ ции и управления подстанцией (SCA­ DA);
  • микропроцессорной защиты подстан­ ции.
  1. Комплектные распределитель­ ных устройства среднего напряжения  с элегазовой изоляцией (КРУЭ), а так­ же устройства, реализующие функции автоматического самовосстановления сети (наблюдаемость + оснастку цифро­выми РЗА и средствами дистанционно­ го мониторинга технического состояния электрооборудования).
  2. Технологии автоматического со­ гласования и расчета параметров сраба­ тывания децентрализованной релейной защиты относительной селективности, позволяющей:
  • существенно повысить чувствитель­ ность защиты за счет ее адаптации к реконфигурации электрической сети, к изменению ее нагрузок и режимов, а также к наличию в сети распределен­ ной генерации;
  • снизить количество неправильных дей­ ствий защит за счет снижения челове­ ческого фактора на расчеты уставок.
  1. Реализация комплексного реше­ ния с помощью программного обеспече­ ния таких серьезных проблем, как:
  • снижение уровня коммерческих по­ терь из­за хищений, несанкциониро­ ванных подключений и банального отсутствия учета (например, на лини­ ях освещения);
  • снижение перекоса фаз ввиду нерав­ номерной нагрузки на сеть ведущего к увеличению потерь, перегреву и по­ вреждению силового трансформатора в часы пиковой нагрузки за счет огра­ ничения нагрузки ряда потребителей;
  • способствование определению очагов небаланса для выявления несанкцио­ нированного подключения и бездо­ говорного энергопотребления. Поиск мест короткого замыкания на линии, что значительно сокращает время от­ ключения потребителей;
  • выбор оптимального тарифа для рас­ четов;
  • контроль фактического потребления энергоресурсов по каждому объекту;
  • контроль и оптимизация энергопо­ требления в отдельных структурных подразделениях;
  • расчет доли затрат на энергию в се­ бестоимости продукции – энергоем­ кость товаров и услуг;
  • оперативное ведение статистики и анализ достоверной информации об электропотреблении в электронном виде;
  • ведение базы данных и архивов за от­ четные периоды.

 

Что, по вашему мнению, будет происходить в ближайший год в от­ расли в плане цифровой трансфор­ мации?

Сергей Егоров: В ближайший год в отрасли в плане цифровой трансформа­ ции будут развиваться:

  • техническое и программное обеспече­ ние наблюдаемости сетевых объектов и режимов их работы;
  • автоматизация управления техноло­ гическими и корпоративными про­ цессами;
  • фрагментарное внедрение решений на базе «цифры»;
  • расширение номенклатуры устройств РЗА, ПА и измерений с интерфейса­ ми IEC61850–8.1 и IEC61850–9.2;
  • модернизация основного электро­ оборудования с включением в него специализированных   цифровых датчиков, контроллеров, исполни­ тельных модулей и расширение объ­ ема и состава задач, выполняемых АСУТП, системами диагностирова­ ния, мониторинга и РЗА и их ком­ понентов с учетом опыта эксплуа­ тации;
  • развитие систем телеуправления для реконфигурации электрических сетей и контроля за техническим состояни­ ем оборудования ПС.

Илья Фролов: Цифровой трансфор­ мации электроэнергетики в основном способствуют следующие факторы: рост потребления электроэнергии, требую­ щий увеличения генерации электро­ энергии и приводящий к большему загрязнению окружающей среды; повы­ шение роли энергоэффективности, ра­ стущая роль возобновляемых источни­ ков энергии (ВИЭ).

Среди основных направлений циф­ ровой трансформации электроэнерге­ тики уже в ближайшем будущем можно выделить следующие:

  • Эффект «умного» учета (Smart Meter­ ing), представляющего собой усовер­ шенствованный учет электроэнергии, использующий современные ком­ плексы программных и аппаратных средств, в том числе установку интел­ лектуальных приборов учета на сторо­ не потребителя, состоит в следующем: сбор и обработка информации будут проводиться регулярно, появится воз­ можность автоматического управле­ ния оборудованием. По оценкам экс­ пертов, «умные» счетчики позволяют сократить потери электроэнергии до 5–6%;

– Эффект систем управления спросом, который позволит сократить или полностью отказаться от использо­ вания неэффективной генерации.

Согласно прогнозу, ежегодная сумма экономии может составить около 1,6 млн руб.

Следует отметить, что «умный» учет – это первый этап внедрения ин­ теллектуальных сетей, который позво­ ляет, в частности, оперативно находить участки, где формируются потери. Так, ПАО «Россети» уже запустило пилот­ ные проекты внедрения и использова­ ния «умных» счетчиков; совместно с Российским фондом прямых инвести­ ций компания реализует пилотные про­екты в Калининграде, Ярославле и Туле. Интеллектуальная сеть (Smart Grid) яв­ ляется технологией, которая позволяет передавать и распределять энергию на новом технологическом уровне между распределенными  источниками  генера­ ции и потребителями, которые исполь­ зуют электроэнергию как стационарно (здания, объекты промышленности), так и в процессе передвижения (электромо­ били, гаджеты). По подсчетам специали­ стов «Янтарьэнерго», «умные сети» оку­ пят себя уже через восемь­девять лет.

Однако развитие «умных» сетей связано с ограничениями – «умные» сети созда­ ют требования к минимальному объему потребления. В ценозависимом потре­ блении могут участвовать только игроки оптового рынка электроэнергии, имею­ щие мощность более 5 МВт.

 

Как отразится цифровая транс­ формация на конечных потребите­ лях электроэнергии?

Сергей Егоров: У потребителей по­ высится мотивация к переходу на ис­ пользование малой генерации, ветровой и солнечной энергии, а также к при­ менению новых технологий хранения энергии;

  • потребители (почти все) уже почув­ ствовали на себе плоды цифровиза­ ции – мы уже передаем показания онлайн или они передаются автомати­ чески, дистанционные платежи и т. д.;
  • улучшатся показатели надежности электроснабжения потребителей;
  • увеличится точность учета электро­ энергии;
  • появятся возможности использова­ ния новых более гибких и удобных тарифов на электроэнергию;
  • сетевые компании получат:
    • сервисы повышения доступности данных и использования собранной информации для принятия «взве­ шенных» решений
    • отслеживание сотрудников
    • сокращение аварийности
    • формализация отчетности
    • многоканальные системы коммуни­ кации

Илья Фролов: Ключевыми осо­ бенностями интеллектуальной сети являются клиентоориентированность  и информатизация. В формирующейся системе потребителю отведена ключе­ вая роль активного участника: он влия­ет на систему и оптимизирует ее работу, выступая в роли как потребителя, так и производителя электроэнергии. По­ требитель самостоятельно формирует требования к объему, времени, источни­ кам и качеству потребляемой энергии. Основным технологическим механиз­ мом, обеспечивающим такую клиенто­ центричность, является «умный» учет, создающий двустороннюю передачу информации между потребителем и производителем. Эффекты внедрения интеллектуальных электрических сетей:

Для промышленных потребителей: получение доходов от продажи электро­ энергии из собственных распределен­ ных источников генерации; управляемая оптимизация затрат на электроэнергию; снижение ценовых и технологических рисков, связанных с централизованным электроснабжением;  обеспечение  неза­ висимой или интегрированной работы с существующей сетевой инфраструкту­ рой, повышение доступности электро­ энергии; возможность использования разных видов генерации;

Для бытовых потребителей: опти­ мизация стоимости электроэнергии за счет различных факторов – от расшире­ ния конкурентной среды поставщиков до дополнительного дохода от сниже­ ния инвестиционной составляющей в электроэнергетике в целом.

Алексей Камынин: Я думаю, темпы развития отрасли в плане цифровой трансформации будут стремительно на­ ращиваться. За трансформацией круп­ нейших компаний, которая заключается в изменении операционной модели и бизнес­модели, последуют остальные игроки рынка.

Рубрика библиотеки: